Навигация



Август
Пн   7 14 21 28
Вт 1 8 15 22 29
Ср 2 9 16 23 30
Чт 3 10 17 24 31
Пт 4 11 18 25  
Сб 5 12 19 26  
Вс 6 13 20 27  

 

Черная пехота Битва за Днепр

Дата добавления: 2014-06-12

Автор: Acsydent

"Черная пехота"

Прибыли, прибыли, прибыли, эй ....., че молчишь? передай на четвертый рубеж что прибыли.
Сивко сука, спишь на посту?
Не не, не сплю!
Ну че врешь сучонок, бегом на четвертый предай что прибили.
А кто прибыл то?
Тебя то волнует? кто надо, те и прибыли, так и передай, прибыли. Понял ..... или повторить?
Да понял я, бягу.
Осень 1943-го года, битва за Днепр, СССР теряет неимоверное количество живой силы. Но в этой войне не считают жертв. Перед командованием, стоит одна задача, любыми способами, компенсировать недостачу в живой силе.
Срочно были организованы мобилизационные военкоматы, которые действовали на освобожденных территориях. Это были абсолютно незаконные организации, действовавшие на свое усмотрение и по своим уставам. Все мужчины попавшие под мобилизацию, были тут же задержаны, как обычные преступники. Но статус предателей или пленных им не давали, а зачем? У этой прослойки, было своё, особое назначение.
Селяне Украинцы, были в то время синонимом полицаев и предателей. Именно их решили использовать для взятия Киева. Даже не так взятия, как стратегической цели, как просто уложить сотни тысяч непослушных крестьян. Как ещё можно объяснить что пускали их в бой не то что без формы, а даже без оружия.
Днепр был забитый безоружными Хохлами из Украинских сел. Река даже имея в те времена течение раза в 3 сильнее сегодняшнего, была красной и не могла в некоторых участках, вымыть трупы, которые нагромождались в людские пороги. Отряды полевого военкомата, обычно составлялись из двух офицеров и несколько солдат. Их задачей было найти любого, кто мог просто ходить. А ну встань! Ну че, руки есть, ноги тоже, а ну пошли, потом разберемся. Гнали нас все больше и больше, собирая народ по дороге. К вечеру собралась огромная вереница народу, от горизонта до горизонта, везде были люди без формы. С перепуганными, умными, наглыми, удивленными и полностью беспечными лицами.
К концу дня мы прибыли в городок. Полностью разрушенный и опустошенный. Какой именно, не знаю, нам не говорили. Одно помню, крыш в городке не было. Достали мы кто что успел с собой прихватить из провизии, начали знакомится.
В связи с тем что эти мужчины, были под немецкой оккупацией, отношение к ним было соответствующее. Чего стоит только одна фраза Жукова: "Все Хохлы предатели". В те времена не нужны были особые приказы или директивы, достаточно было высказаться на верху, с намеком, который тут же становился сигналом к действию.
Мы шли в бой в том, в чем нас забрали из дому, мы не давали никакой присяги, нам не давали оружия.
Всего было собрано около 300.000 мужчин, заместитель по тылу командующего 1-го Украинского фронта, Кулишов, не смотря не на что, смог раздобыть 100.000 трехлинеек.
Люди, должны были, искупить свою вину, за пребывание на оккупированных гитлеровцами территориях...
Так, располагайтесь, ночуйте, утром мы скажем что вам делать.
Всю ночь мы мерзли в землю, холод и ветер, пронизали нас на сквозь. Ближе к вечеру появился лейтенант, который выбрал среди нас старших.
К утру объявили что сейчас нам привезут вооружение. Подъехало двое саней, мы заглянули а там... куча битого кирпича. Молча подошли и взяли по кирпичу, кто ухватил крупнее кусок, разбили себе на части.
Единственной задачей этих формирований, было просто вызывать на себя огонь. Что бы выявлять огневые точки противника, потом скорректировать туда огонь артиллерии и с наименьшими потерями провести официально действующую армию. Может на 20 душ винтовка и была, на 20 душ, не более.
Мороз был градусов 30, не меньше, дальше был какой то ров, за рвом виднелся завод. Мы стояли в шеренгу, тремтя от окаления, держали в руках кирпичи. Из за лесопосадки показались двое всадников, в длинных овечьих шубах, с папахами и саблями на перевес, за спиной виднелись винтовки.
Подъехали они ближе и мы увидели полковника и лейтенанта. Полковник с краснючей мордой, хорошо выпивши. Конь под ним играет, он на распашку в кожухе, грудью вперед.
Ну что орлы! Будем свою вину перед родиной искупать кровью, или не будем? Ну а что мы, молчим, слушаем. Слушай боевую задачу!
Там за озером ров, видите! Бежите туда через озеро без остановки, за ров кидаете кирпичи, немцы подумают что это гранаты и обосрутся! Вы забегаете и отбираете у немцев оружие, все ясно? Дайте оружие! Как же мы так пойдем, оружие нам командир!
Оружие берете в бою у немцев! Бежать будете по ракете, вы не одни будете, вас поддерживают огнем, а за вами пойдет второй эшелон атаки. Увидели ракету и побежали!
Этим людям выносили фактически смертный приговор, с точки зрения советской идеологии, они были предателями. Сивко, сегодня пополнимся твоими земляками, веселее тебе будет. Это как же так, если они все туда, на ров?
А ну так их много, кто живой и целый, те в особый отдел, тяжело раненые в госпиталь, а кто поцарапанных к нам. Вот и будет тебе веселуха с земляками то. Сивко ничего не ответив, переключился на свой пулемет. Его нужно было почистить и смазать. А ещё бы пристрелять, потому как после разборки и смены ударника, он так не разу его ещё и не использовал в ближнем бою. Так конечно уже стрелял, но надо было, вот и стрелял. Создавал огневую завесу, а судя по тому количеству согнанного народу, Сивко понимал, что скоро большое наступление и его пулемету предстоит работать на полную. Сильно волновало его только одно, он не был пристрелян. Воюя в окопах с начала войны, которая его застала в Беларусии, ему повезло отступать без окружений. Много пришлось терпеть упреков и насмешек из-за своего происхождения. Потому и выбрал для себя самую опасную позицию, пулеметчик. Сивко знал, что именно пулеметное гнездо, всегда под самым пристальным вниманием врага. Знали это и те, кто пулю себе в лоб пустили бы, но за пулемет не сели. Этим он смог для себя заслужить уважение и славу неуязвимого, что хоть и вызывало у однополчан злобную зависть, но все же заставляло считаться с ним и даже опасаться. Война научила солдат, верить в непознанные силы.
Его пулеметную точку, даже в самых тяжких боях, обходила любая напасть. Когда их гарнизон был оторван от связи, из роты в две сотни человек осталось только два десятка, ситуация на позициях была критическая, даже командир вжался в окоп к Сивку, покинув свой укрепленный блиндаж. И кстати не зря, все 20 человек таки дождались подкрепления, а после боя стало ясно, вблизи окопа Сивка, даже на метров двадцать не упал не один снаряд. С этого наступления, началась его жизнь в батальоне, с ним даже комбат выпивал, все в бою хотели оказаться с ним рядом. И не вздумайте бежать назад!
Эту живую силу никто не считал. Сотни тысяч такой пехоты, ежедневно вели разведку боем, на протяжении всего тысяче-километрового фронта. Их командирам, не приходилось докладывать про большие потери. С большим удовольствием пользуясь возможностью, кидать мясо на передовую, отчитываясь о соразмерных потерях в своих регулярных войсках.
Ракета, мы побежали, передо мной бежало человек пятьдесят, ну как овцы сбитые в кучу, просто бежали. Немцы ударили в лоб пулеметным огнем, кинжальным, всепронизающим огнем, каждый клочок земли вздыбился, снег стал черным, перемешавшись как вспаханный. Пули представились мне как осы, жалящие смертью все, что попадало в их хаотичный полет.

Я решил не ждать пока меня ужалят, упал в снег и вжался в землю. Смерч из свинца несся над нами, я поднял глаза и увидел как трупы ползут на меня. Их сносило пулями в мою сторону, я лежал и ждал, когда же закончится огонь. Если трупы продолжат движение, мне придется отползать вместе с ними, а немцы и в мой труп, начнут стрелять. Я неуспел все обдумать, как на меня навалилась темная бездна, я провалился в другой мир, перестал чувствовать свое тело и в сердце стало легко. Я слышал свое дыхание, оно отдавало мехами кузнеца, это было так громко, что заполонило все вокруг. Я собрался и стал его слушать, не было ничего кроме дыхания, там, где то сверху, с гулом и хрипом, я дышал. Очнулся я в санях и понял что я выжил, и меня подобрали. Ноги я почувствовал, когда началось невыносимое жжение. Потом появились руки, попытавшись поднять правую, я вдруг обнаружил в ней кирпич, он примерз к коже и сил поднять руку не было. Потом в госпитале я узнал, что из пяти ста, нас осталось, только семь. Потери в Днепровской операции, только по официальным данным, составили около 30.000 солдат в день. Что касается черной пехоты, не один историк не готов браться за подсчеты. Примерные цифры варьируются от 300.000 до 500.000 людей. Красная армия потеряла 647.000 солдат и офицеров.

За основу взяты реальные события и свидетельства.

Материал взят : http://www.ex.ua/78055704

вернуться назад;

 

 

 

 

Помощь сайту

U194257898049
R299379597058
Z121858383480